10 акустических аксиом

Аксиома №1

 

Плохой акустики (кроме бракованной или изначально дефектной) не бывает в принципе — претензии любого рода к звучанию технически исправных АС проистекают исключительно от неудачного взаимодействия ее с тем помещением, где ведется прослушивание и неумением/нежеланием его скорректировать.

 

Аксиома №2

 

Высказывание «я послушал акустику» полностью лишено всякого смысла. Нельзя послушать акустику как таковую, если только вы не находитесь в безэховой камере. Вот там можно послушать только акустику. Во всех остальных условиях любую акустику можно послушать только в совокупности со звучанием того помещения, где она находится. Кстати сказать, те, кому доводилось слушать АС в безэховой камере, знают, что занятие это не из приятных. Все богатство ощущений создает именно совокупность отражений и переотражений звука вкупе с прямым излучением АС. Поэтому когда кто-то говорит «я послушал акустику», на человеческий язык это переводится как «я послушал звучание акустики такой-то в таком-то помещении». В другом помещении впечатления могут быть принципиально иными.

 

Аксиома №3

 

Если кто-то говорит, что такая-то акустика — говно, это значит лишь то, что он сам или те, кому эта акустика принадлежит, «не умеют ее готовить». Речь идет, конечно, не о банальном акустическом клиппинге, а о случаях, когда АС работают в штатном для них режиме. Это значит, что взаимодействие (т.е. наложение, суммация прямого и отраженных звуков) данных конкретных АС, места их установки и акустических свойств помещения, где велось прослушивание, оказалось крайне неблагоприятным. Неудовлетворение звучанием не говорит о самих АС ровным счетом ничего. Достаточно обеспечить в тех же самых условиях нормальную комнатную АЧХ в зоне прослушивания — и мнение о звучании изменится радикальным образом.

 

Аксиома №4

 

Когда вы слышите высказывание, что, дескать, все ничего, но долго слушать нельзя — утомляет, это означает лишь одно: в комнатной АЧХ есть по крайней мере один заметный нескомпенсированный резонанс.

 

Аксиома №5

 

Говорят, что если бы все сводилось к одной только АЧХ (т.е. все было бы так «просто»), все проблемы были бы давно и повсеместно решены. К сожалению, трудно заблуждаться больше. Во-первых, ситуация с ясным и, главное, доступным всем и каждому решением «акустической проблемы» в помещении напоминает проблему с любой идеальной вещью — никакому производителю это не нужно. Более того, это опасно для продаж, ибо совершенные, идеальные вещи коммерчески невыгодны. К примеру, если бы все лампочки накаливания перегорали раз в 30 лет, то делать на них многомиллионный бизнес с отличным оборотом было бы невозможно. И так со всем остальным, что потребляется относительно массово. Невероятное количество производителей АС и моделей в ассортименте каждого из них обусловлены нежеланием дать в руки потребителю инструмент, посредством которого он смог бы в любой комнате получить идеальное звучание от любой пары АС. За неимением такого инструмента у потребителя не остается иного выбора, кроме как тупо перебирать годами и даже десятилетиями (путем покупки одних АС и продажи других) сотни вариантов в надежде на случайное получение комнатной АЧХ, близкой к идеальной. У рядового аудиофила поиск на какое-то время приостанавливается, если ему, повторюсь, совершенно случайным образом удается наткнуться на такие АС, которые в конкретной зоне прослушивания его не менее конкретной комнаты дают более менее приличную комнатную АЧХ. До тех пор, пока этот случай не наступит, присутствует большая или меньшая неудовлетворенность звучанием, а с ней и нескончаемый поиск.

 

Аксиома №6

 

Ввиду того, что профессиональные комплексы для проведения акустических измерений стоят весьма недешево, а также потому, что всякая информация на эту тему тщательно скрывается от рядового аудиофила, провести грамотную коррекцию звукового поля в помещении пользователю также нереально, как слетать на Луну. Без преувеличений. Что остается, мы уже знаем — ходить до седого лобка перебирать десятки, а то и сотни различных АС в смутной надежде на то, что, «а вдруг в этот раз повезет».

 

Аксиома №7

 

Когда люди не могут чего-то сделать, они испытывают чувство беспомощности. У большинства людей реакция на беспомощность зачастую проявляется в виде раздражения, злости и даже агрессии. При этом те, кто это «что-то» сделать могут, подчас рассматриваются как еретики и враги, которых нужно если не уничтожить, то хотя бы всячески дискредитировать.

 

Аксиома №8

 

Казалось бы, ничего особо сложного в эквализационном методе коррекции звукового поля в комнате нет. Это на два порядка проще и дешевле, чем с вытаращенными глазами менять одни колонки на другие, такие же незвучащие, до одури таскать их по комнате, ловить еще 5 см вниз и 2,5 см влево, чтобы они, типа, раскрылись или городить на слух комнатный «тюнинг» в виде перфорированных стен, потолков, плавающих полов, бас-трэпов, драпировки и прочей хуеты. Однако в извращенном представлении большинства аудиофилов эквалайзер является табу, чуть ли не абсолютным злом. Своим появлением эта ситуация обязана, прежде всего, нарушению главного «акустического правила» — давать в руки человеку средства коррекции звукового поля без средств объективного контроля результата нельзя. Второй причиной недоразумений стал выпуск огромного числа эквалайзеров-игрушек — фактически грубых расширенных темброблоков — принципиально не предназначенных для точечной, адресной коррекции звукового поля. В результате все манипуляции производились пользователями не грамотно, не по критерию идеальной комнатной АЧХ в зоне прослушивания, а на слух, по критерию «мне так больше вставляет», «так больше цыкает» или «так мяснее звучит». Естественно, что у тех, кто ищет реалистичного звуковоспроизведения, это всегда вызывало полное неприятие. Но сам эквализационный подход здесь ни при чем. Точно также, как в том, что в лифте гадит чья-то собака, виновато не животное, а хозяин.

 

Аксиома №9

 

Самое реалистичное, полноценное звучание получается только в том случае, когда комнатная АЧХ в зоне прослушивания (являющаяся результатом пространственного усреднения 24 АЧХ — по 12 от каждой колонки) имеет неравномерность ±2 дБ в полосе частот от 50 Гц до 12 кГц. Исключение могут составлять лишь узкие (шириной менее 1/8 октавы) провалы, обусловленные нулями стоячих волн помещения, восполнять которые путем эквализации строго не рекомендуется. Очень важно, чтобы высокие частоты начинали плавно затухать в помещении не раньше отметки 10 кГц — именно это обеспечивает (при прочих равных) превосходность музыкальной атаки и четкость баса. К сожалению, большинство акустических систем (особенно современных) демонстрируют в этом аспекте большую слабину — активный спад ВЧ зачастую начинается уже с 6 кГц.

 

Аксиома №10

 

Избыток баса также губителен для реалистичности звуковоспроизведения, как и его недостаток. Бас ни в коем случае не должен быть гипертрофированным, не должен вызывать ощущения давления на грудную клетку. Басовый диапазон охватывает три октавы: нижний бас (20-40 Гц), бас (40-80 Гц) и верхний бас (80-160 Гц). Практическое значение из них имеют только две последних, поскольку в области нижнего баса отношение сигнал/фоновый гул в типовой квартире чрезвычайно низко — 15-20 дБ. Более того, при увеличении громкости, это отношение растет не линейно, как того можно было бы ожидать, а гораздо медленнее, поскольку усиление НЧ-контента в указанной области приводит к еще большему возбуждению перекрытий дома. Поэтому использование для целей воспроизведения музыки сабвуферов, устанавливаемых прямо на пол, или напольных АС с НЧ-динамиками или фазоинверторами, расположенными очень близко от пола, является крайне нежелательным — вы всегда будете слушать не бас, а гул, чтобы вам при этом ни казалось, и какой бы кайф от содрогания дома вы при этом не испытывали. Кроме того, грамотное согласование сабвуфера с сателлитами можно произвести только и исключительно путем тщательных акустических измерений — все попытки сделать это на слух обречены на провал. Проверено годами практики инсталляций.

 

real-audio.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *