Золотой Ключик от High End

Читайте, перечитывайте, цитируйте любимое, учите наизусть…

(упрощенные аудиоатеистические рассуждения)

Интим и гербалайф не предлагать (c) Из объявлений о поиске работы

High end давно уже стал религией. Он имеет все ее признаки: свои заповеди, своих пророков (и лжепророков), свое понятие греха, свои «дороги в рай и ад», свои места паломничеств, даже, говорят, своих аудиомонахов. Религия — это когда те или иные положения не являются предметом рационального обсуждения, а воспринимаются некой необъяснимой «верой». Добавив сарказма, скажу почти словами Амброза Бирса: Религия high end — это незаконнорожденное дитя надежды получить идеальный звук и страха быть обманутым, учащее технических невежд предметам несуществующим.

Не важно, что и как верующий знает, — важно, во что и как он верит. Поэтому для религии характерно, что даже люди высокообразованные не способны воспринимать разумные доводы и начинают противоречить сами себе, лишь только речь доходит до догматических споров. В приложении к «аудиофильской» религии это означает, что дипломированные специалисты забывают все, чему их учили и начинают нести полную околесицу, когда разговор заходит о… но не буду торопить событий.

Мне трудно представить аудиофила, который бы открыто отрицал, что задача тракта звуковоспроизведения — донести до слушателя сигнал источника в неискаженном виде. К сожалению, задача эта невыполнима. Невыполнимость ее определяется акустическими системами, ибо невозможно сконструировать их так, чтобы получить абсолютно ровную АЧХ от 20 Гц до 20 кГц, имея еще и ровную характеристику импеданса. Оставим поэтому технически невозможное и рассмотрим реальное. Ведь современная электроника позволяет добиться ровных характеристик остальной части тракта.

Но не тут то было! Оказывается, реальные технические характеристики ничего не значат, а важны «музыкальность», «воздушность», «прозрачность», «пространство» и еще Бог знает что, настолько не поддающееся ни описанию, ни, тем более, измерению, что ни у кого даже мысли не возникает оснастить предварительный усилитель специальными регуляторами вышеупомянутых параметров.

Усилитель с идеальными характеристиками, оказывается, звучит хуже. Забывая то элементарное положение, что качественный компонент системы лишь вскрывает недостатки слабых звеньев системы (АС), аудиофил впадает в тоску. Выход из этого состояния каждый находит в соответствии со своими религиозными убеждениями. Один приступает к «модификации»: ставит усилитель на конуса, конуса на мраморную плиту, снимает крышку, перекладывает внутреннюю разводку. Замечу при этом, что крышку снимают вовсе не для того, чтобы переложить разводку. Далее он меняет сначала колоночные, потом межкомпонентные, а затем и сетевые кабели. Другой, разочаровавшись в прогрессе электроники, ищет решения проблем в ламповой ностальгии. В предельном случае аудиофил впадает в беспросветную мистику и «эзотерику»: меняет направление сетевого кабеля, покрывает внутренность CD плеера зелеными (см. сноску 1) и практикует прочую магию вуду.

Спрос, естественно, рождает предложение. Хотите конуса? — Пожалуйста, но зачем же самому стараться?! Всего 60 зеленых «сольдо» и золотой ключик, — то бишь комплект «отлично звучащих» конусов, — Ваш. Хотите «специальный» зеленый фломастер? — И на это найдется производитель. Я уже не говорю о кабелях. Лисе Алисе с Котом Базилио такое и не снилось. Не только в индустрии high end, но вообще в сфере легального бизнеса не найти области, дающей столько возможностей для надувательства и мошенничества, как аудиокабели. Ой, дурят нашего брата!.. И «поле дураков» не переполняется. Новые Лисы Алисы и Коты Базилио находят все новые поля для не иссякающего потока Буратин, помешанных на воздушности, прозрачности, пространстве и пр. Причем, заметьте, Карабас Барабас тоже надеется продать идеальный звук, и тоже боится разориться, если в его кукольный театр перестанет заглядывать аудиофил…

Теперь о лампах. О, лампы! Ах, ламповый звук! Рука аудиофила сама собой тянется к лампам, к винилу, к патефону, к фонографу… Назад! К истокам! «Цифра хуже, чем аналог. Лампа лучше, чем транзистор» [АМ 1(18) 98, стр. 124], — менторским тоном вгоняет очередной последний гвоздь в гроб новых технологий великий гуру Никитин.

Дошло до того, что Конрад Джонсон делает уже и транзисторные усилители с «ламповым» звуком. Последний опыт, кстати, наводит на интересные размышления. Стоит только посмотреть на коэффициент гармоник транзисторного Конрад Джонсона: 1%!

После такой «инновации» начинаешь сомневаться в своем чувстве юмора. Не знаешь, то ли смеяться, то ли возмущаться, читая: «Делианиризация транзисторной аппаратуры. Доведение коэффициента гармоник транзисторных усилителей до уровня ламповых» [АМ 5(28) 99, стр. 157].

Я не вполне верил Дону Моррисону, знакомому канадскому разработчику аудиотехники, когда он говорил: «Ты можешь смело спорить на последний доллар, что если речь идет о “ламповом” звуке, то за этим стоят гармонические искажения». Конечно, сама величина THD никак не описывает, о каких именно гармонических искажениях идет речь. Три разных усилителя с 1% гармоник, очевидно, будут звучать по-разному, ибо истина одна, а каждое искажение истины своеобразно. И не надо иметь «золотых» ушей, чтобы это заметить.

В одном из номеров Аудио Магазина [1(24) 99, стр. 45] я нашел интересный рассказ о неназванной фирме, которая специально исказила АЧХ, следуя вкусам не то рэперов, не то рейверов. Очевидно, дабы удовлетворить амбиции аудиофилов и воспроизвести «частотку» «лампы», Конрад Джонсон сделал то же с «транзистором»: сознательно ввел искусственные искажения. Получилось! Мой знакомый норвежский аудиофил просто писал кипятком.

Я же сделал вывод: Дон Моррисон прав. Конечно, оставались еще кое-какие сомнения, но они были блестяще рассеяны г-ном Куниловским в его статье об Аудионоуте OTO SE. Г-н Куниловский пишет: «Выходная мощность на нагрузке 8 Ом составила: при коэффициенте гармоник … 10% — 12,5 Вт (левый) и 10,6 Вт (правый канал)» [АМ 3(26) 99, стр. 31]. Милостивый государь, 10% THD на 10 Вт, — да ведь это просто нецензурно!!! Таким параметром описывается телефонная линия! Терпеть такое непотребство можно только из религиозных убеждений. А г-н Куниловский добавляет: «Очень приятно, что измерения на частотах 1 кГц и 20 кГц совпадают». Ну, спасибо! Ну, порадовал! Это при чуть не 20% разбаллансе мощности по каналам!

Впрочем, благодарность моя г-ну Куниловскому искренна. Он окончательно разрешил мои сомнения относительно ламповой техники. Ведь, что же молоко, если сливки плохи?! А Аудионоутом Ваш журнал зомбирует просто маниакально. Мало того, что журнал переполнен коммерческой рекламой Аудионоута (с этим, видно, ничего не поделаешь), но это едва ли не самая популярная марка в тестах АМ, а Питер Квортруп просто притча во языцех (см. сноску 2).

Вы спрашиваете меня, слышал ли я Аудионоут, чтобы его критиковать. Отвечаю: слышал, к счастью, обошлось. Не уверен в знаках препинания. Объясню на всякий случай, что «к счастью» имеет отношение не к прослушиванию, а к тому, что я чуть не сжег высокочастотники чужого ProAc Response за четыре тысячи у.е., потому что на делении 2–3 часа у Вашего хваленого Аудионоута начался тривиальный клиппинг. Я ведь тогда еще не читал г-на Куниловского…

Г-на Козырева я тогда тоже еще не читал, чтобы понять, что значит «добавить немного магии лампового звука в уже имеющуюся аудиосистему» [АМ 6(29) 99, стр. 40]. Кстати, Вам не кажется странным, что «добавить магии лампового звука» в транзисторный или цифровой тракт проще пареной репы, но, как ни ставь (хороший) транзисторный усилитель в ламповый тракт, звук так и останется ламповым. Иными словами, либо в аудио не действует поговорка о ложке дегтя и бочке меда, либо Вы путаете ингредиенты этой самой популярной в России смеси.

К упражнениям г-на Куниловского я вернусь, а пока позволю себе еще одну цитату из АМ: «Объективный анализ параметров аудиотракта в целом или аудиокомпонента в отдельности — важнейший этап аудиоэкспертизы. Он может дать огромное количество информации, особенно если измерения проведены грамотно и именно те, которые необходимо» [АМ 6(29) 99, стр. 193]. Оставляю на совести г-на Никитина уместность слова «особенно», а в остальном не могу с ним не согласиться. Но, поскольку статья его, «Аудиоэкспертиза или аудиотусовка?», посвящена в основном субъективной экспертизе, спрошу: что, субъективное тестирование можно проводить безграмотно и как Бог на душу положит?

Вы понимаете, на что я намекаю, «чтоб совсем не рассердить богомольной старой дуры слишком чопорной цензуры»? Ладно, попробую с другого конца.

В продолжение своей статьи об аудиотусовке Г-н Никитин пишет: «Больше дельных способов тестирования я не знаю». Ну что ж, по крайней мере, честно. Далее г-н Никитин, взяв в соавторы Евангелиста Матфея, продолжает: «и считаю, что все остальное от лукавого».

А слышали ли Вы когда-нибудь о таком методе субъективной экспертизы, как «слепой тест»? Это — когда группа экспертов не знает, какой именно из сравниваемых компонентов звучит в данный момент. Это, во-первых, — грамотно, а во-вторых, именно то, что необходимо. Объяснить почему?

Как-то раз я наблюдал по телевизору следующий эксперимент. Группе экспертов (из детсада) предлагалось протестировать манную кашу. На глазах у всех в кашу добавляли белый порошок. В девяти случаях это был сахар, десятому же добавляли соль. Детей, отведавших кашу, спрашивали по очереди, понравилось ли им, и хотят ли они еще. Ответ неизменно был положительный. Ребенок, которому вместо сахара дали соль, высказывал свое мнение последним. Глядя на других, и он ответил положительно.

Дело не в том только, что «нормальный» аудиофил хочет походить на аудиоэксперта и хочет слышать то, что слышит последний, и не в том даже, что есть люди, готовые присоединиться к мнению эксперта по вопросу, по коему у них нет вовсе никакого мнения, а в том еще, что аудиофил выдает желаемое за действительное. Такой аудиофил заранее уговаривает себя в отношении преимуществ той или иной магической «модификации». Г-н Куниловский формулирует эту мысль гораздо более лаконично: «Я ожидал заметного улучшения качества, и я его получил» (см. сноску 3) [АМ 3(26) 99 стр. 33].

Все, как один, чего ожидают, то и получают. Еще бы! Хочется же открыть тайну, хочется же этой тайной поделиться: снял крышку усилителя — звук стал более открытым, поднял усилитель на конуса — звук стал более воздушным. Надо думать, что если усилитель поместить на плавающую подушку, то звук станет менее «сухим». Бред все это! И чтобы оградить себя от иллюзий, и придуман «слепой тест». Действительно ли А звучит лучше В? Или Вы только думаете, что А звучит лучше В? Или Вам хочется, чтобы А звучал лучше В, потому что B достался Вам даром, а за А вы отдали трехмесячную зарплату? (см. сноску 4)

Существует более корректная форма подобного теста, т.н. «двойной слепой тест», при котором даже руководитель не может знать, какой из компонентов тестируется. Такие тесты проводились для разных компонентов аудиосистем. Самые поразительные результаты дало тестирование межблочных кабелей. От 49% до 51% слушателей не зафиксировали изменений в качестве звучания двух разных кабелей. Еще более вопиющим было то, что половина «золотоухих» отмечала различие в звучании даже тогда, когда переключения между кабелями не было.

Теперь скажите, какова ценность мнения эксперта, описывающего различие между Van den Hulом и «шнурком», если он обнаружил различия даже между двумя — точнее одним — Van den Hulом? Правильно, ценность мнения такого эксперта равна нулю. О, если бы только нулю! Было бы лучше для всех, если бы подобные «специалисты» ушли в мясники. Брать такого человека акустиком на подводную лодку — преступление против национальной безопасности.

Такие вот результаты двойных слепых тестов. Что же до глухих тестов, то даже больной острой формой двустороннего отита, лишь взглянув на ценник, на всякий случай скажет, что Van den Hul лучше OEMовского кабеля.

А теперь о том, что, как я считаю, просто ни в какие ворота не лезет. Читаю рецензию: «В качестве сетевых кабелей используются два мощных шнура … причем на каждый канал свой шнур, что обеспечивает полное разделение каналов» [АМ 1(18) 98, стр. 63]. Как просто, оказывается, обеспечить полное разделение каналов. Но не могу забыть Дуремара: «Еще десять тысяч ведер и ключик наш!» Десять тысяч ведер, глупенький простодушный Буратино, — это подключить левый канал к Красноярской ГЭС, а правый к Сосновоборской АЭС. На самом же деле разработчики, оснастившие усилитель двумя шнурами от утюга, улучшили разделение на доли ома. Причем, заметьте, чем более мощный утюг лишился питания, тем хуже разделение.

Далее. Я не знаю, как реагировать на высказывания, что даже для сетевого шнура направление подключения влияет на звук. Считаю излишним очередное упоминание природы переменного тока (при коем перемещения заряда не происходит), а также неисповедимость качества силовых кабелей на участке от ГЭС, ГРЭС и РАО ЕЭС до распределительного щитка квартиры аудиофила. Только один вопрос: Вы инспектировали технологический процесс (всех) производителей сетевых кабелей, включая стадию маркировки, чтобы делать заключение о влиянии направления надписи на кабеле на качество звука? (Имею в виду, не наносится ли она случайным образом.) Вопрос, впрочем, риторический. Или, может, одно нанесение маркировки влияет на звук? Положительный ответ на этот вопрос попахивает уже не шизофонией и не аудиофренией, а клинической паранойей.

Разве в отношении других чувств человек не склонен впадать в иллюзии? Разве не бывает зрительных галлюцинаций? Разве у Вас не сводит скулы, когда Вы видите человека, который ест лимон, как яблоко? У Вас не пробегает мороз по коже, когда Вы смотрите на «моржей» в проруби? Вам никогда не приходилось открывать дверь на кажущийся звонок? Вы никогда не ловили себя на том, что не слышите шума дождя? У Вас никогда не звенит в ушах, черт побери? В конце-то концов!!!

Итак, проведите «двойной слепой тест» влияния направления подключения сетевого кабеля на качество звука, и если он даст разброс хотя бы в 51% (т.е., все равно недостоверный результат), то я на глазах у Вас съем свои тапки … или OEMовский межблочный кабель … на выбор г-на Куниловского.

Другой тест, о котором я мечтаю, это слепое сравнение CD, винила и CD c виниловым «песком», замешанным на CD. Заметили бы эксперты отсутствие «вовлеченности» в последнем случае? Или нашлись бы такие, кто воспел бы дифирамбы? Как бы то ни было, уверен, что, будучи технически грамотно поставленным, такой слепой тест дал бы результаты далекие от стопроцентных. К сожалению, это очень трудно осуществимо, особенно приняв во внимание, что детонации винила уж никак не добавить к цифровому звуку. В крайнем случае, можно сравнить CD с винилом, перенесенным на CD.

Говорю я это к тому, что, вращаясь в интернете, я наладил контакты с доброй сотней коллекционеров из самых разных уголков мира. За отсутствием многих записей в цифровом формате некоторые из них переводят винил на CD. Однако за пять лет я не встречал ни одного, кто хотя бы намекал на преимущества винила. Впрочем, я не совсем прав. Многие говорят, что держать CD в руках — это совсем не то, что виниловый альбом — совсем другие зрительные и тактильные ощущения. Некоторые даже покупают новые LP, если они содержат плакаты, которыми невозможно укомплектовать CD. Совсем мало, но есть и те, кто покупает LP как сувенир. Они даже не распечатывают альбом. Коллекционеры, знаете… «Преимущества» же винила с точки зрения звука пропагандируются лишь на страницах журналов.

Допускаю, что я не прав. Допускаю, что есть техника, позволяющая «яснослышать» преимущества «аналога». Согласитесь, однако, что стоимость такой «вертушки» с тонармом и звукоснимателем, а также фонокорректором равна стоимости всей остальной системы, включая АС. При этом вне рассмотрения остались разного рода ионные пушки, антистатические конверты, жидкости для чистки, маты и щеточки из углеволокна… и морока, связанная с регулировкой нагрузки на иглу, скатывающей силы, емкости кабеля, демпфирования толчков от проезжающих по улице грузовиков силой в два балла по шкале Рихтера. Ради весьма сомнительной «вовлеченности» я такого себе позволить не могу (и никогда не смогу). «Вовлеченность» — существенно субъективная категория. Лично для меня «песок» в начале дорожки рефлекторно воспринимается как сигнал: «Внимание, антикварная запись!» Впрочем, я отвлекся.

Возвращаясь к слепым тестам, признаюсь, что если речь заходит о ламповом усилителе, то я прихожу в замешательство. Что с чем сравнивать, если «Усилитель нам привезли “холодным”, через час после начала прогрева качество звучания значительно изменилось и в конце тестирования, спустя примерно 3–4 часа, еще продолжало улучшаться, что свидетельствует о большом потенциале аппарата» [АМ 1(18) 98, стр. 63]? Г-жа Савинцева, а Вы уверены, что за два года, прошедших со времени тестирования, аппарат не превзошел по качеству звучания Альберт Холл? Даже страшновато проверять. Что на это сказать? В английском языке считается безграмотным ставить прилагательное ‘perfect’ (совершенный) в сравнительную степень — ‘more perfect’ (более совершенный). Это потому, что если нечто, пройдя стадию совершенства, стало еще более совершенным, то предыдущее совершенство, пользуясь музыкальным жаргоном, — лажа, а никакое не совершенство. И как вообще можно оценивать аппарат, звучание которого меняется, как энтропия вселенной?!

Я не ставил целью разубедить (в религиозной терминологии «обратить») кого бы то ни было. Да на что может рассчитывать полупроводникист в полемике с апологетом «истинного» аудио? «Ламповик» может позволить себе все что пожелает. «Транзисторщику» же позволено только уговаривать: «Ребята, давайте жить дружно!» Впрочем, это из другой сказки…

Нет двух людей с одинаковой формой ушей. Что же до того, что находится между ушей, то тут и вовсе темный лес. Нет таких вещей, которые нельзя было бы доказать, но есть люди, которым ничего нельзя доказать. Римляне говорили по этому поводу дипломатично: «Qui vult decipi decipiatur» (см. сноску 5). Великий же и могучий высказывается не столь изысканно: «Каждый дурак по-своему с ума сходит». Не обижайтесь, — это просто поговорка такая. Хотите лампы с 10% гармоник, — ради … чуть не сказал «Бога» … конечно же, ради Качества Звука … как Вы это понимаете… Не любите транзисторы за то, что они требуют термостабилизации, — слушайте ради Звука лампы, да еще такие, чтобы вовсе без ООС… Не идти же Карабасу Барабасу и Дуремару … простите, опять оговорился … конечно же, я хотел сказать «Квортрупу и Кондо» (дай им Бог здоровья) с сумой!

Прежде чем завершить эту тему, я хотел бы затронуть еще один момент. Признаться, я вовсе перестал читать какие бы то ни было газеты, после того как понял, что мне тоннами грузят на уши лапшу по вопросам, в которых я себя считаю специалистом. Далее я сделал вывод, что, следовательно, по вопросам, с коими я знаком поверхностно, мне тоже грузят лапшу, просто ее вес я не могу оценить. Чтобы Вы лучше поняли, о чем я, приведу пример. Великий специалист по преимуществам лампы и «аналога» над транзистором и «цифрой» г-н Никитин пишет: «Заменим кенотрон на два полупроводниковых диода. Высоковольтный полупроводниковый диод, да еще давнего образца — вещь не шустрая, и мгновенно он закрыться не может, так как в его базе накоплен заряд неравновесных носителей (это касается и всевозможных селеновых и меднозакисных вентилей навсегда ушедших на радиосвалку). Этот заряд может рекомбинировать (на что нужно время) либо рассосаться, но при этом диод проводит и в обратном направлении, чего у кенотрона отродясь не бывало: электроны летят от катода к аноду» [АМ 1(18) 98, стр. 124].

Хорошо, что я читал эти строки лёжа, почему не упал и не поранился. Даже не знаю, с чего начать, с большего бреда или с меньшей дичи. Единственно, с чем может здесь согласиться человек прослушавший курс физики твердого тела (ФТТ), так это с тем, что электроны летят от катода к аноду. Отвечу по порядку.

Г-н Никитин не зря вспоминает свалку. Кенотрон, на котором г-н Никитин строит выпрямитель, вернулся в аудио именно оттуда. Оттуда же и схема. Но с чего г-н Никитин взял, что диодные выпрямители нужно строить по такой же схеме, знает, очевидно, только Всевышний. Ну, может быть, еще Кондо-сан.

Кенотрон со свалки, схема из учебника по древней истории физики — это для лампового high end явление обыденное. Но почему г-н Никитин считает, что и диоды надо искать там?! Почему вообще речь идет о диодах «давнего образца»? Неужели Ваши непревзойденные кенотроны не могут потягаться с современными диодами? Или Вы, г-н Никитин, считаете, что разработчики полупроводниковой техники берут компоненты там же, где и ламповики?

Впрочем, сказанное относится скорее к стилю г-на Никитина, чем к его компетентсности. Но дальше — больше. Знаю, что такое база транзистора. Знаю, что такое овощная база. Что такое «база» диода — не знаю, хоть убейте, но смутно догадываюсь, что под этим термином высокоученейший г-н Никитин имеет в виду p-n-переход. Догадываюсь (но на этот раз вовсе не смутно), что за такой термин меня сходу вынесли бы с экзамена по ФТТ.

Еще я знаю, что такое рекомбинация неравновесных носителей. Не так, чтобы очень, но сколько смог за пять лет исследования именно процессов рекомбинации в ФТИ им. Иоффе. А вот что такое «рассасывание», ума не приложу, особенно если этим объяснять релаксацию. Спасибо еще, что Вы про уровень Ферми ничего не сказали… Кстати, хотите еще один умный термин из ФТТ, г-н Никитин? — «Захват неосновных носителей». Звучит? При случае вверните в беседу с девушками из музыкального училища…

Согласен, что диод мгновенно закрыться не может. Но он, чтоб Вы знали, вообще не может полностью закрыться, кроме как на складе. На этом его свойстве даже строят стабилизаторы напряжения. Слыхали, г-н Никитин? Ну и умница! Рекомбинация неравновесных носителей здесь ни пришей, ни пристегни.

Обращал ли внимание г-н Никитин, что вольтамперные характеристики лампы и полупроводникового диода чем-то похожи? Только вот незадача — и ток, и напряжение в ВАХ диода только в начальной школе рисуют в линейных координатах, а после изучения логарифмов перестают. Я намекаю на то, что, если г-н Никитин видит картинку, на которой обратный ток диода в шесть раз меньше прямого (напр., для кремния), то это означает, что обратный ток в миллион раз меньше. Или Вам этого мало?!

Вернемся к тезису о мгновенности. Мгновенно в природе ничего не происходит: ни закрывание рта, ни диода, ни кенотрона. Физика реального мира вообще не терпит процессов, производная коих по времени равна бесконечности. Следовательно: а) диод мгновенно закрыться не может, б) кенотрон мгновенно закрыться не может.

Каков же вклад «нешустрости» диода при запирании на частоте 50 Гц? Иными словами, имеет ли г-н Никитин хотя бы смутное представление о времени жизни неравновесных носителей в полупроводниках, на которых строят выпрямители? Знает ли он, что эта величина на 2–3 порядка меньше скорости спадания сигнала 50 Гц? Время жизни неравновесных носителей в кремнии — это величина порядка 100 микросекунд. А «время жизни» (прости, Господи) четверти периода синусоиды 50 Гц — 5 миллисекунд. Но даже, если предположить время жизни неравновесных носителей равным четверти синусоиды 50 Гц, то релаксация происходит по экспоненте, а спад синуса — не бывает быстрее линейного. Так что забудьте о неравновесных носителях на 50 герцах, г-н Никитин, и спите спокойно!

Короче говоря, за исключением завораживающей картины полета электронов от катода к аноду, а также глубоко философской мысли о неспособности диода мгновенно закрыться, рассказ г-на Никитина… Впрочем, не стану сочинять понапрасну. Г-н Никитин в достаточной степени отягощен учеными степенями, чтобы самому себя обслужить: «Если дополнить безграмотное пользование (диоды давнего образца) … убогодоморощенным лексиконом (база диода), сдобрить созданный опус изрядной долей выдумки и отсебятины (рекомбинация неравновесных носителей) … то при определенном стечении обстоятельств (недосмотр научного редактора) может получиться очень даже неплохая статейка, которую с аппетитом проглотит большая часть читателей» [АМ 6(29) 99, стр. 195]. Увы, я — из меньшей!

А если серьезно, то г-н Никитин либо слабо разбирается в ФТТ, либо сознательно парит мозги аудиофилам с консерваторским образованием. В первом случае возникает сомнение, а вдруг он и в электроаккустике столь же состоятелен. Во втором — другое сомнение, не лучше первого: не вводит ли он сознательно читателя в заблуждение по всем вопросам. Может, он неким образом ангажирован? И как его собачка Луша не покусала?

Начнем подводить итоги. У лампы нет будущего, но есть шанс. Шанс этот заключается в успехе промывания мозгов нарождающемуся поколению аудиофилов. Они должны верить, что лампа — синоним «истинного» high end. При каждом удобном случае им надо говорить о «преимуществах» лампы над твердотельными технологиями. При этом можно не брезговать ни злоупотреблением доверием, ни подтасовками, ни дезинформацией, ни профанацией. И тогда лампа, глядишь, протянет еще лет десять…

Выражу надежду на скорое появления своего, «аудиофильского» Ницше, а вместе с ним и понятия гигиены веры в разные аудиофильские чудеса.

Закончу изложение теории религиозных аспектов аудиофилии риторическим вопросом из Аудио Магазина: «Почему никто не будет смотреть кино “по ящику”, купленному даже в 70-е годы, а любителей покопаться в “радиопомойках” пятидесятилетней давности все еще немало?» [АМ 5(28) 99, стр. 109]. Правда, в отличие от Михаила Кучеренко, я говорю «радиопомойка» — подразумеваю «лампа». Я говорю «лампа» — подразумеваю «радиопомойка».

P.S. Перечитал и понял, что надежд на публикацию — никаких. Ван ден Хулу почтения не выразил! Михаила Кучеренко переиначил! Г-на Куниловского — высмеял! Ученого г-на Никитина обидел! Самого Кондо-сан с Дуремаром сравнил! На какого-то Папу Карло намекал! Ругался! Дебоширил! Пословицы вспоминал двусмысленные! Про бочку дегтя и ложку меда непатриотично высказывался. По помойкам отказывается шарить…

В преступлениях не раскаялся.

Приговор: год исправительного прослушивания LP Демиса Руссоса строгого однотактного прямонакального режима без ООС! С конфискацией литературы по физике полупроводников!! Без права переписки с АМ!!!

Сноски:

  1. Внимание! Наклеивать портретом президента вниз! Наилучшие результаты — при использовании сотенных купюр старого образца!
  2. Чувство меры — необходимое качество даже при промывании мозгов. Иначе можно добиться противоположного результата. Признаюсь, реклама (явная и скрытая) Аудионоута возбудила мой интерес. Но именно отсутствие чувства меры в скрытой рекламе привело к тому, что я начал подозревать, что дело неладно.
  3. Причем, заметьте, ни в одном «аудиофильском» издании, ни на каком языке, мне не встречалось предостережение типа: «Братья аудиофилы, я ожидал улучшения от установки усилителя на кленовые конуса, но это не принесло никакого изменения». Исключение составляют редчайшие издания, последовательно отстаивающие принципы рационализма.
  4. Я, например, часто ловил себя на мысли, что CD, за которые я отдал $100 и звучат чище, и музыка на них лучше.
  5. Кто хочет заблуждаться, пусть заблуждается.


Письмо в АМ, отправленное 25 февраля 2000 вместе со статьей.

Уважаемая редакция!

Сказать, что я желаю поблагодарить Вас за хороший журнал, будет не совсем верно, ибо то, что делаете Вы, в нашей стране просто не имеет достойных аналогов. Не хотел бы, чтобы Вы поняли меня так, будто я считаю Ваше издание верхом совершенства. Однако Ваш журнал — единственное, что можно читать по-русски на тему high end.

Теперь, как водится, немного о себе и о том, как я нашел Ваш журнал. В душе я скорее меломан (может, даже филофонист), нежели аудиофил. Я предпочитаю свои любимые записи, воспроизведенные через пятидолларовые наушники, «аудиофильской», но малопонятной музыке, прошедшей через «навороченный» тракт, увенчанный JMLabовскими Утопиями. Это вовсе не означает, что я согласен довольствоваться переносным CD-плеером и хоть в малой степени отвергаю сложную для восприятия музыку. Совсем наоборот, — и незнакомую или малознакомую музыку я слушаю гораздо чаще, и от той, которую знаю наизусть, хочу получить все. А заразившись (в большой степени благодаря Вам) вирусом аудиофилии, не могу не думать о кардинальном улучшении своей системы. Впрочем, на самом деле, планирую я не кардинальное улучшение, а радикальную замену, сопровождаемую выносом старой техники на двор.

Пятнадцать лет назад я мог бы претендовать на роль самого «модного» аудиофила. Настоящий американский Harman/Kardon PM655 за четырехзначную сумму долларов, коллекция фирменного винила, не вмещавшаяся на полутораметровой полке, полста CD и кассетная декка, выдавашая уровень шума -75dB на хроме (естественно с Dolby C). Этому завидовали даже те из моих друзей, которые имели возможность регулярно выезжать за границу. И я почил на лаврах. То есть, конечно, коллекция моя успешно пополнялась. Но аппаратура оставалась той же. Тем не менее, я и не догадывался, что об этом можно печалиться.

И вот, в конце прошлого года я повстречал некоего Михаила Кучеренко. Беседа наша длилась не более часа, однако оставила чувство неизъяснимого беспокойства, характерного для начальной стадии аудиофилии. Купил несколько отечественных журналов, от которых меня чуть не стошнило. Наконец, напал на Ваше издание. Сразу бросился искать старые номера, и… пошло поехало.

Одним словом, мою благодарность Вашему журналу будем считать величиной постоянной, и вынесем этот коэффициент за скобки.

Впрочем, не хотел бы оставить без персональных благодарностей Дмитрия Зиловянского за статью об усилителе TACT [АМ 3(26) 99, стр. 81] (если бы он еще упомянул цену…), а также Романа Пашарина за статью о мифах HDCD [АМ 3(26) 99, стр. 73].

Теперь о том, что остается в скобках, то бишь, в чем я считаю некоторые взгляды, высказанные на страницах Вашего журнала, небрежными, непоследовательными, некорректными, или вовсе сомнительными. Излишне отмечать, что изложенное ниже по большей части представляет мое личное мнение, которое я не собираюсь никому навязывать. Судите сами. Сарказм же мой прошу простить великодушно, я никого не собирался обидеть. Впрочем, одна статья вызвала у меня выраженные отрицательные эмоции, и перед ее автором я извиняться не намерен. Но не буду забегать вперед.

Никак не могу согласиться с тем, что золотые годы аудиоэксперта ограничиваются старшей группой детского сада. Если некто к сорока годам потерял способность «улетать» от музыки — это его личная проблема. Совет же на этот случай могу дать: не суди обо всех по себе. Разучился от музыки «улетать», — уползай тихонько из комнаты прослушивания и не порти шумовой фон.

Мне показалось весьма странным высказывание г-на Сергеева: «Я практически ничего не пишу об элитной… аппаратуре… Эксперт должен оценивать аппарат как потенциальный покупатель. Изделие с пятизначной ценой для меня не является … предметом купли продажи» [АМ 1(24) 99, стр. 45]. Что ж? Если это дело принципа — тогда понятно. Но я бы все-таки не применял одинаковые ценовые критерии к предусилителю и к АС. И что делать тем, кто может позволить себе АС за 30 тысяч у.е.? Если не Вы, то кто же?! Но Качество Звука с ними, с «новыми русскими»! Я к ним не отношусь и могу сделать вид, что меня этот аспект проблемы не касается. Спрошу иначе: с чего Вы взяли, что, если некий компонент стоит в России пятизначную сумму долларов, то его нельзя купить в других местах за четырехзначную? Я, например, собираюсь покупать Алоновские Цирцеи (Alon Circe). В России они стоят столько денег, сколько я только в кино видел: 13 200 … догадываетесь чего. А в двух часах лета от Петербурга те же Цирцеи я нашел настолько дешевле, что сэкономленных денег хватит на то, чтобы поставить их в каюту океанского лайнера и на собственном опыте убедиться в шарообразности земли. Да что это я?! Какие два часа лета? А Интернет на что?

И вообще, для отечественного рынка high end я, похоже, человек потерянный. Дикость какая-то, когда аппарат с витрины предлагается за полную цену. За границей все это считается «демонстрационными» экземплярами и продается со скидкой 20–60%. А у нас, наоборот, все, как минимум, на 10% дороже, даже последний, протертый мягкой тряпочкой, экспонат. Такое впечатление, что они все это купили по розничным ценам в западном магазине. Даже самый дешевый Oehlbachовский кабель у нас на десяток баксов дороже. Да еще смотри, чтоб не всучили бэушный. В конце концов, там дают гарантию на пять лет, а у нас — на год, да еще помыкаешься. Кабельные лопаточки у нас стоят по сорок рублей серебрёные, а в небольшом финском городке Лаппеенранта по двадцать рублей и позолоченные. Заметили разницу: серебрёные, но дороже… но у нас; позолоченные, но дешевле … но у них. Короче, я не настолько богат, чтобы покупать в России. И поддерживать отечественную торговлю буду тогда, когда она перестанет держать меня за идиота.

Раз уж я упомянул Alon, позволю себе указать на ошибку, повторяющуюся с постоянством, заслуживающим лучшего применения, из одного Вашего справочника в другой. Конструкцию Alon I и Alon II Вы характеризуете как «воздушный подвес», тогда как Lotus, Circe и Phalanx, по-вашему, — «бесконечный экран». На самом деле рассматриваемая линейка основывается на единой схеме: басовая секция — infinite baffle (пусть будет «бесконечный экран»), верхние секции (от одной у Alon I и II до трех у Phalanx) — open baffle (пусть будет «воздушный подвес»).

Несколько слов о материалах г-жи Скорбященской. Очевидно, Вы, сударыня, — человек музыкально образцово образованный (не знаю, каламбур это или ошибка стиля, — ваш корректор решит). Я полностью согласен, что бессмысленно проводить тестирование аппаратуры класса high end на материале, не способном выявить сильные и слабые стороны оной аппаратуры. Но, душа моя, это только Вы думаете, что основными этапами аудиоэкспертизы являются музыковедческая сторона и анализ интерпретации [АМ 6(29) 99, стр. 44]. Я не против историко-искусствоведческого исследования. Я против подмены аудиотеста музыковедческим эссе. Статья, претендующая на рубрику «Испытательный стенд» не может содержать так мало описания звучания тех или иных систем. Ваши статьи надо помещать чуть дальше, в рубрике «Музыка» и при этом делать добавление, дескать, прослушивание производилось на такой-то и такой-то аппаратуре. Для ясности можно к упоминанию ProAc [АМ 4(27) 99, стр. 64] присовокупить фотографию Питера Квортрупа на коне. И потом, рассказ о жаре в Петербурге впечатляет, но, поверьте, некоторые впервые читали Вашу статью во время крещенских морозов…

И еще один промах, непростительный для знающего иностранные языки гуманитария: в отношении людей не совсем прилично использовать словосочетание et cetera («и так далее») [АМ 6(29) 99, стр. 45]. Впрочем, это замечание следует отнести Вашему корректору. Видимо, надо больше внимания уделять оборотам собственных авторов типа «конуса звучат», и меньше времени тратить на добавление совершенно излишних пояснений в и без того ясные мысли из писем читателей.

Короткая (а, впрочем, как получится) реплика в адрес статьи «Прощание с Антонио Вивальди» [АМ 5(28) 99, стр. 129]. Я не собираюсь заниматься разбором всей статьи (равно как и прощаться с Вивальди), хотя автор через строчку преподносит свои не вполне … гм … последовательные суждения, как высшую истину. Речь только о высказывании г-на Рудицы в отношении Led Zeppelin. Куда ж Вы, сударь, в калашном-то колпаке, да в свиной ряд! То, как Вы анализируете Led Zeppelin, напоминает препарирование мамонта при помощи безопасной бритвы. Вы чего ожидали? — Аллегро, модерато, скерцо и рондо? Или с Вас хватило бы и сонатных экспозиции, разработки и репризы с кодой? И потом, Вы эпиграф забыли. Сейчас без эпиграфа никуда. Хотите помогу? Помните «Неоконченную пьесу для механического пианино»: «Ну не может чумазый»?

Мой школьный учитель литературы преподал мне одну истину. «Не говорите, что Вы не любите того-то и того-то», — учил он, — «тот, кого Вы не любите, от Вашего мнения хуже не станет. А вот Вы — в глазах других упадете. Не говорите, что не любите, а лучше говорите, что не понимаете». Если Led Zeppelin не имеет ничего общего с Вивальди, то на кой ляд Вы его второчили в статью о Вивальди? Чтобы покрасоваться на фоне облитого Вами грязью Led Zeppelin? Но Вы, сударь, не на Led Zeppelin вылили ушат помоев! Вы на себя его вылили. Музыка Led Zeppelin переиздается уже более 30 лет! А пластинки воспеваемой Вами Ванессы Мэй (мой всем совет) покупайте, пока они есть.

В общем, произвел г-на Рудица впечатление. Но ему этого показалось мало. Усилить захотел и тиснул новую статью, на этот раз о Битлз. Правда, с названием казус вышел. Ну не тянет на «Битлз на булавке». «Анализы г-на Рудицы в банке» — гораздо более адекватно. Впрочем, дальше двух абзацев не читал. Просто понюхал. А далее я соответствующие страницы вырезал (рекламой Loewe пришлось пожертвовать) и спустил туда, где и место использованным анализам. Звук при этом стал значительно более артикулированным, а воздух в комнате заметно улучшился.

Коль скоро речь зашла о Led Zeppelin. Не пойму, зачем в списках тестового материала значится Роберт Плант, а также «Андерсон, Бруфорд, Уэйкман и Хау» (sic.), если в результатах тестов они едва ли не полностью игнорируются. Единственное объяснение, которое я нахожу, заключается в том, что Ваши эксперты эту музыку не любят, но делают реверанс в сторону роковой аудитории. Классическая музыка, без сомнений, прекрасный материал для «Испытательного стенда». Но не настолько же примитивно Вы понимаете рок, чтобы считать, что — это пара гитаристов, барабанщик и, в лучшем случае, клавишник, лабающие квадрат!

Дальше всякие факультативные мелочи. Не захотите принимать, — не обижусь. Однако не очень удобно, когда результаты измерений помещаются там, где в иных журналах раздел юмора. В конце концов, фотографии же Вы помещаете рядом с текстом.

Еще мне кажется, Вашей редакции стоит рассмотреть возможность организации страницы бесплатных объявлений «купи-продай». Такая рубрика есть едва ли не в каждом заграничном журнале. Ничего это им не стоит. Лишний фактор, способствующий развитию интереса к изданию.

Если заграничные журналы взять за пример, думаю, что всем читателям было бы удобно, если бы время от времени Вы публиковали алфавитный, а не хронологический список статей и протестированной техники. А то, пока найдешь, что ищешь, забудешь, что искал.

И последнее пожелание. Не ограничивайтесь, пожалуйста, Креллями, Марклевинсонами, Ламмами и прочей тяжелой сельхозтехникой, «раскрученной» на рынке high end. Существует порядочно марок и моделей, представляющих незаменимую ценность для аудиофила любого цвета кожи, а для безденежного российского — тем более. Не говорите, что не может быть техники хорошей и доступной по цене. Говорите лучше, что Вы такой техники не встречали. И верьте в чудеса!

Хотите межблочный кабель из чистого серебра (четыре девятки) за 120 долларов, произведенный по британской военной технологии (не вполне уверен, правда, что он нужен)? А линейный предусилитель за 600, который бьет любой аналогичный аппарат в любой ценовой категории, включая любые Конрад-джонсоны с пятизначными ценами, не говоря уже о (не к ночи будь помянуты) Аудионоутах? Слышали ли Вы о Папе Карло … ох … о таких фирмах, как Morrison Audio? Жаль, что я узнал об этом производителе не из Вашего журнала.

Примите мои уверения в глубочайшем к Вам почтении и прочее, и прочее

Евгений Поляков


Второе письмо в АМ (20 июля 2000)

Каждое письмо принято начинать с обращения. К примеру, в прошлый раз я начал: «Уважаемая редакция!» Это своего рода штамп, дань стилю. Если начать просто: «Редакция», — это как-то не звучит. Но потерял Ваш журнал мое уважение. Не взыщите.

Не знаю даже, для чего я Вам пишу. Наверное, потому, что письмо — это первый способ продемонстрировать Вам мое мнение, дабы Вы одумались, взглянули на себя критически, и отдали себе отчет, что Ваш журнал попадает в руки не только неучам и пациентам… Публиковать мое письмо Вам смысла нет. Вряд ли Вы его даже захотите дочитать до конца. Но все же не могу сдержаться.

Ни одно издание, за исключением, быть может, только тех, что специализируются на программе телепередач, не может быть равнодушным к отклику читателей, своего рода обратной связи. Но я отчетливо вижу, что отрицательную обратную связь Вы не любите не только в электронике. Вас интересует только то, что подкрепляет ваши воздушные замки. Сужу я об этом, конечно, не только и не столько по тому, что Вы решили не печатать моей статьи о золотом ключике к high end. И не потому, что мои критические замечания, как это видно из последних номеров, не послужили Вам на пользу. Дело в том, что я окончательно убедился, что Ваше издание, используя парламентские выражения, ангажировано, что Вы сознательно и целенаправленно проводите курс на оболванивание и обман потребителя.

Начну с самого простого. С ответа Михаила Кучеренко на мое письмо. Буду краток (полный вариант я послал ему лично). Цена действительно встает во главу угла, даже если Вы из бюджетных средств приобретаете мировой шедевр для музея. На базаре же, а отечественный «рынок» high end я другим словом назвать не могу, вообще нет ничего, кроме цены… Ну, еще обман, конечно! Поэтому я не вижу смысла переплачивать Пурпурному Легиону семь тысяч долларов, особенно имея в виду такой «системный» подход, при котором мне подсовывают бракованный футляр к CD и агитируют за то, чего никогда не имели на складе. И еще, тем более, что за кордон мне мотаться не нужно. Нужно мозги иметь хотя бы курьи (лексикон АМ)… Что же до российских цен на high end, то они ниже европейских только в том случае, если нам поставляют некондиционный товар. И, наконец, лозунги типа «главное не что покупать, а где» должны нравиться не тому, кто продает, а тому, кто покупает…

Я и раньше говорил Вам это, и сейчас повторю: Вы не знаете меры в промывании мозгов читателей продукцией AudioNote и иже с ними, чей звук ни объективно [АМ 3(26) 99, стр. 31], ни субъективно (я слышал своими ушами) не удовлетворяет даже DINовским стандартам hi-fi. То, как представляется в Ваших репортажах г-н Квортруп иначе, как культом личности, не назвать. И это при том, что, по словам Кондо, «он не конструктор усилителей» [АМ 3(32) 2000, стр. 45].

Ваша статья о Natural [АМ 3(32) 2000, стр. 83] также породила серьезные сомнения. Может быть, что эллиптические динамики (последний раз я такие видел в начальной школе, когда ломал свою радиоточку) вкупе с технологиями 50-х годов и заслуживают внимания, но чтоб такое совершенство… Сомнения мои превратились в уверенность после того, как я выслушал мнение «очевидцев».

Никак иначе, как клиническим неврозом, не могу объяснить появление статей г-на Лихницкого о Телефункен [АМ 2(31) 2000, стр. 121 и АМ 3(32) 2000, стр. 107]. Впрочем, диагноз, очевидно, более тяжел: «систематизированный бред», — клиническая паранойя на почве «эзотерики», отягощенной интегральным исчислением.

Да, рыба гибнет в дистиллированной воде [АМ 3(32) 2000, стр. 135]… Лучше бы г-н Кружнов разводил рыб. А то от него так ничего и не останется в истории, кроме кашля в филармонии и восторгов на страницах АМ по поводу восковых валиков и рокота мотора проигрывателя на уровне – 50dB. Может быть, мне не везло, но на западных записях я никогда не слышал звука падающего номерка. Вероятно, у них номерки из чего-то другого. Или, скорее, публика более воспитанная, — если кто чахоточный, то сидит дома, а кто пришел, то еще в гардеробе кладет номерок в карман и даже на концерте Питера Хэммилла сидит, затаив дыхание, так что, только по надписи на упаковке и можно узнать, что запись «живая». А у нас искусство принадлежит кухаркам и дворникам, которые специально ждут pianissimo, чтобы высморкаться. Потом приходят домой, включают Чингиз-Хана и, напевая и пританцовывая, как в кинофильме Кин-Дза-Дза, говорят: «я был в филармонии»… А г-н Кружнов этим не только восторгается, но и не стесняется об этом рассказывать. Бердяева берет в союзники… Тенденциозный у Вас подбор авторов, господа хорошие…

О примерах вопиющей технической некомпетенции, изложенных в моей ненапечатанной статье (http://www.geocities.com/SunsetStrip/Theater/5775/am.htm) не вижу смысла повторяться, тем более, что Вы все равно будете восхищаться и десятью процентами гармонических искажений, и сетевыми шнурами от утюга, и описанием полета электронов от катода к аноду… Добавлю новый пример ни в какие ворота не лезущих перлов. Передайте, пожалуйста, г-ну Сергееву, чтобы он обратился к лорду Килре. Только тот его сможет профессионально обложить. А я от себя обращу внимание г-на Сергеева, что, если Вы используете не какой попало компьютер и программное обеспечение, купленное не в ларьке на Сенной, то при копировании содержания AudioСD на жесткий диск Вы можете вообще изъять звуковую карту из компьютера. На качество производства CD-R это никак не повлияет. Не удивлюсь, если окажется, что сказанное мной справедливо и для любого компьютера. Просто у меня нет под рукой плохого, чтобы проверить. Впрочем, компьютерная компетенция означенного автора не оставила у меня никаких сомнений после того, как он назвал PC ширпотребом [АМ 3(32) 2000, стр. 76]. Какой апломб! И какое чистоплюйство…

В заключение, о том, что переполнило чашу моего терпения. Ваш главный по палате «великий инквизитор аудиомонашества» оказался просто дешевым и кичливым кухонным хамом [АМ 3(32) 2000, стр. 131, центральная колонка, строки 13–16]. Куда же смотрит Ваш главный редактор? Ведь за такое в любой цивилизованной стране Ваше издание вызвали бы в суд! А в иных нецивилизованных — просто набили бы лицо… Жалко Пашарина, я о нем лучше думал, — мог бы человеком стать.

Короче, с меня хватит, господа!!!

Даже если Вы дочитали мое письмо до конца, у меня весьма мало надежд, что Вы одумаетесь. Но свое мнение я могу продемонстрировать и вторым, более надежным способом. Я могу оградить себя от хамства и бреда, просто перестав обращать внимание на Ваше издание и не тратить более деньги на Ваш добровольный филиал психиатрической лечебницы. Продолжайте считать себя самыми умными, — это первый симптом.

Прощайте

Евгений Поляков

Больше статей

2 комментария: Золотой Ключик от High End

  1. ZLOIVOVAN пишет:

    Главный ресурс современного капитализма — дебилы!

    • Станислав пишет:

      Вопрос в том, что дебилы с деньгами скоро закончатся. Останутся просто дебилы. И продавать Гэ станет некому…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *